Библиотека управления

Прямые и венчурные инвестиции в российский ИКТ-сектор

А. Каширин, А. Семенов Глава из книги «Венчурное инвестирование в России»
Издательство «Вершина»

Глава 11. Прямые и венчурные инвестиции в российский ИКТ-сектор

Сектор информационных и коммуникационных технологий является одной из наиболее успешных и зрелых отраслей в российском hi-tech. Отрасль сформировалась уже после начала рыночных реформ, ее развитие началось в 1990-е годы одновременно с мировым ИКТ-бумом в области информационных технологий и шло полностью в русле мировых тенденций. Бурное развитие получили оба сектора — как ИТ, так и телекоммуникации. По данным Мининформсвязи РФ, удельный вес отрасли ИКТ в ВВП за 2002–2005 годы увеличился с 4 до 6 %, а ИТ-рынок вырос в 2 раза (рис. 28). Поэтому отрасль рассматривается как основная (наряду с ВПК) точка развития высоких технологий в российской экономике в целом.


Рис. 28. Российский рынок ИТ, млрд долл. 2002–2005 годы
Источник: Мининформсвязи РФ.

Основными сегментами ИКТ-отрасли, на которые и приходится большинство прямых и венчурных инвестиций — это производства ПО и телекоммуникаций. Следует отметить, что помимо них важную роль в масштабах всей ИКТ-отрасли играют крупные компании, работающие в области системной интеграции и дистрибьюции компьютерной техники и программного обеспечения, такие как Verysell, «ЛАНИТ», «КРОК», IBS, «ТехноСерв А/C», «Микротест» и т. д. Ряд компаний занимается производством компьютерной техники: «Крафтвэй», «НКК», «К-Системс», R-Style. Вышеперечисленные фирмы вносят весомый вклад в рост ИТ-рынка. Характерным примером компании, подпадающей под обе категории, является ИТ-подразделение концерна «Ситроникс» (входит в АФК «Система»), которое вовлечено в производство и дистрибуцию широкого пакета ИКТ-продукции и услуг. Подразделение производит телекоммуникационное оборудование, биллинговые системы, колл-центры, занимается оффшорным программированием, сборкой компьютеров и бытовой электроники, предоставляет ИТ-услуги.

Компании «Национальная компьютерная корпорация», концерн «Ситроникс», группа компаний IBS (в т. ч. Luxof ), Verysell, R-Style,

«ЛАНИТ», «ТехноСерв А/C», «КРОК», «Открытые технологии–98», «Микротест», «НТ Компьютер» вошли в список 400 крупнейших компаний России 2005 года по объему реализации продукции, составленный рейтинговым агентством «Эксперт-РА».

11.1. Сектор производства программного обеспечения

Производство ПО — серьезная точка роста и важный сегмент российской экономики в целом. Согласно выводам экспертов объединения «Руссофт» («Российской ассоциации разработчиков программного обеспечения») и портала Outsourcing-Russia.com, индустрия производства программного обеспечения — одна из самых динамичных в стране, а ИТ-экспорт растет в течение последних пяти лет на 30–40 % ежегодно. В 2005 году экспорт ПО из России вырос в полтора раза и превысил 1 млрд долл. Бурному развитию отрасли способствовал целый ряд имевшихся в 1990-е годы предпосылок. Во-первых, в стране имелся большой круг высококлассных программистов и математиков, способных решать сложные задачи в самых различных областях, в том числе и на «переднем крае науки». Во-вторых, большой спрос на компьютеры позволил ряду предпринимателей накопить стартовый капитал через ввоз и продажу в России импортной (в ряде случаев — подержанной) техники. Впоследствии многие из них создали собственные фирмы в области системной интеграции, сервиса, а затем переключились на производство ПО или создали в рамках своих фирм программистские подразделения. В-третьих, появление в стране большого числа компьютеров и быстрое развитие Интернета потребовало создания русскоязычных версий популярных программ, а впоследствии и собственного ПО во многих областях: поисковики, электронные словари, базы данных, антивирусы, прикладные программы. В-четвертых, создание бизнеса в области производства ПО не требует больших «входных издержек», в отличие от других технологических областей. Например, для того, чтобы реализовать крупный биотехнологический проект, требуется 50–100 млн долл. инвестиций, тогда как для создания конкурентоспособного на международных рынках программного продукта в ряде случаев достаточно 3–10 млн долл.

Основное конкурентное преимущество российской школы программистов — умение создать качественное и быстро работающее решение при достаточно экономном использовании ресурсов «железа» за счет использования сложных и нетривиальных математических алгоритмов, научного подхода к поставленной проблеме.

Сильными сторонами отечественной школы являются задачи 3D-распознавания образов, сканирование и оцифровка печатного текста, нейронные сети, компьютерный поиск. Подходы ко многим из них были выработаны в области проектов по созданию искусственного интеллекта.

Другое сильное направление — схемотехника: разработка микросхем, программирование чипов. В 1980–1990-е годы с появлением систем автоматического проектирования подходы к разработке микросхем сблизились с подходами к разработке ПО (автоматизированные процедуры, создание библиотек модулей, использование специализированных программных сред), поскольку промежуточным продуктом является модель топологии микросхемы. Перспективным для рынка представляется вариант, когда топология микросхемы разрабатывается в России, а ее производство «в кремнии» — за рубежом.

Подтверждением высокого уровня российских технологий является создание в России центров разработок иностранных корпораций в области производства ПО и схемотехники. Свои центры в России уже открыли Intel (Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Саров, Новосибирск), Motorola (Санкт-Петербург), Cadence (Москва), Sun (Санкт-Петербург), Alcatel (Москва) и ряд других транснациональных корпораций. Российские программисты разрабатывают прикладное ПО для таких компаний, как Boeing, Airbus (оба центра — в Москве). В 2006 году в Москве и Санкт-Петербурге начаты работы по созданию центра разработок компании Google.

В мировом ИТ-секторе есть ряд известных российских имен: А. Пажитнов — создатель игры «Тетрис», А. Степанов — создатель стандартных библиотек С++ STL, C. Брин — один из авторов идеи и создателей Google, М. Левчин — разработчик платежной системы PayPal, Г. Шенкман и А. Милославский — создатели производителей колл-центров Genesys. В области схемотехники громким событием стал переход на работу в Intel группы разработчиков отечественного процессора «Эльбрус» под руководством академика РАН Б. А. Бабаяна.

В настоящее время эксперты ищут пути развития России в контексте мирового ИТ-рынка. Существуют три модели развития индустрии производства ПО: «национальная», «скандинавская» и «индийская». Компании, работающие по первой модели, локализуют и адаптируют зарубежные разработки к условиям той или иной страны и программируют для внутреннего рынка. «Скандинавская» модель предполагает вывод на зарубежные рынки собственных продуктов, на которые и делается основной упор (этой модели следует и Израиль). «Индийская» модель — разработка или написание части программного кода для клиента другой страны, при выпуске под брендом заказчика.

Есть основания говорить о том, что российская индустрия движется в сторону «индийской модели». По мнению аналитиков «Руссофта», в 2005 году темпы роста экспортного сегмента превышали таковые для всей ИТ-индустрии (30 % против 20 %), а по итогам 2006 года экспорт увеличится еще на 30 %. Главные причины ориентации производителей ПО преимущественно на внешний рынок — недостаточный внутренний спрос на российское ПО со стороны других отраслей промышленности, широкое распространение пиратства внутри страны. Существенная доля в доходах от экспорта ПО приходится на аутсорсинг — производство по заказу западных компаний. Специалисты «Руссофта» считают, что по состоянию на 2005–2006 годы доля аутсорсинга в экспорте превышает 50 %. Крупные компании-заказчики рынка российского оффшорного программирования — Intel, Motorola, Sun Microsystems, Boeing, Northern Telecom и др. Лидерами российского программного аутсорсинга официально признаны компании Luxof , Epam, Telma, Aplana и Reksof .

Уже сейчас Россия с объемом экспорта в 1 млрд долл. — на четвертом месте в мире после Индии (10 млрд долл.), Ирландии (4 млрд долл.) и Китая (3 млрд долл.). Вместе с тем отрыв от лидера отрасли — Индии — очень велик, и российский экспорт равнозначен годовому обороту одной крупной индийской компании. В средних индийских компаниях трудится до 10 000 программистов, тогда как в крупных российских — несколько сотен. Это показывает, что потенциал роста российского аутсорсинга еще далеко не исчерпан.

В 2004–2006 годах российские разработчики сохраняют ценовое преимущество на мировом рынке. Положение дел в схемотехнике показано на рис. 29 (данные — на 2005 год).



*Используемая в дизайне технология: А — 0,13 микрон, В — 0,18–0,35 микрон, С — 0,5–1 микрон.
Источники:
Strategica; Cadence; EE Times salary survey; EDA custom study for EDA consortium.

Рис. 29. Сравнительная конкурентоспособность специалистов разных стран в области схемотехники

По уровню зарплат и содержания российские специалисты практически эквивалентны индийским и китайским, тогда как по уровню квалификации превосходят последних. В производстве ПО, по данным «Руссофта» за 2004 год (табл. 6), российские специалисты по своим зарплатам все еще сопоставимы с индийскими. Вместе с тем уровень квалификации российских специалистов — значительно выше в силу ориентации на решение наукоемких задач. Таким образом, при поступлении существенного объема инвестиций у России есть шанс как «перегнать Индию» по объему экспорта, так и перейти в более высокооплачиваемый сегмент в мировом разделении труда («скандинавская модель»).

Таблица 6. Уровень годовой зарплаты программистов в различных странах
СтранаУровень годовой зарплаты, %
Канада20 000–40 000
Ирландия23 000–36 000
Сингапур9000–20 000
Россия5000–9000
Индия5000–9000
Китай3000–7000

Источник: «Руссофт».

Вместе с тем рыночные позиции отрасли производства ПО в России в последнее время подвергаются следующим угрозам:

  • резкий рост уровня жизни и зарплат, особенно в Москве и Санкт-Петербурге, где сосредоточена значительная часть наиболее квалифицированного персонала, делает аутсорсинговые услуги менее конкурентоспособными по сравнению с аналогичными в Индии и Китае. Тенденцией последних лет стало перемещение аутсорсинговых заказов в регионы;
  • обостряется конкуренция за специалистов в России. Центры разработок иностранных корпораций имеют возможность переманить лучших разработчиков, предложив им зарплату в два-три раза большую, чем предлагают российские фирмы.

    Несмотря на преобладание аутсорсинга, в России существует ряд сильных компаний, продвигающих на рынок собственные бренды: «1С», ABBYY, Cognitive Technologies, CBOSS, «Диасофт», «Лаборатория Касперского», «Галактика» и многие другие.

    Из ключевых отраслей, в которых востребовано российское ПО, можно выделить приложения для телекоммуникаций, финансового сектора, антивирусное ПО и электронные словари. Достаточно развитым является и потребительский сектор — Интернет, компьютерные игры, сервисное ПО (например, бухгалтерские программы). Выход на зарубежные рынки осложняется очень высокой конкуренцией и отсутствием у российских компаний средств на продвижение и организацию иностранных филиалов. Масштабная раскрутка программного продукта за рубежом обходится в 7–10 млн долл., что недоступно многим российским компаниям, хотя в других отраслях затраты еще выше. Существенную часть издержек российских фирм составляет ЕСН в размере 26,4 %, поскольку большая часть затрат при производстве ПО приходится на зарплаты программистам. Летом 2006 года во втором чтении был принят проект Федерального закона «О внесении изменений в ч. II Налогового кодекса РФ в части создания благоприятных условий налогообложения для налогоплательщиков, осуществляющих деятельность в области информационных технологий, а также внесения других изменений, направленных на повышение эффективности налоговой системы». Данный проект предусматривает ряд льгот по ЕСН предприятиям — производителям ПО.

    В 2005–2006 годах предпринят ряд мер государственной поддержки ИТ-сектора:

  • начата работа по созданию ИТ-парков (Центр программирования в Дубне, ИТ-парки в Черноголовке, Новосибирске, Сарове, Обнинске, Тюмени, Казани, Санкт-Петербурге);
  • создан венчурный фонд ИТ-индустрии (Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий, РИФИКТ, с объемом 1,5 млрд руб.);
  • созданы технико-внедренческие особые экономические зоны с предоставлением льготного налогового и таможенного режима в Дубне, Санкт-Петербурге, Зеленограде, Томске. В частности, ЕСН в особых экономических зонах снижен до 14 %.

    Благодаря этим мерам планируется, что к 2010 году ИТ-экспорт России приблизится к 10 млрд долл.

    11.2. Венчурные инвестиции в производство ПО (в т. ч. кейс ABBYY Software House)

    Как было показано выше, производство ПО, проектирование интегральных микросхем и производство технических решений для телекоммуникации являются едва ли не самыми привлекательными в России областями для венчурного капитала. По данным Ю. Аммосова, на ИТ приходится более 60 % всех технологических венчурных инвестиций в России на конец 2004 года. Около 43 % венчурных инвестиций 2005 года также пришлись на производство ПО (включая разработку компьютерных игр).

    Сектор системной интеграции стал притяжением крупных private equity фондов. Наиболее известными являются инвестиции Delta Private Equity Partners в «Компьюлинк» и AIG-Brunswick в многопрофильный холдинг IBS.

    Финансирование компаний в области ИТ и схемотехники является фокусом деятельности российского отделения Intel Capital. К этой же области относится и значительное число технологических проектов фондов под управлением Baring Vostok (Yandex, Ozon), Mint Capital (ABBYY, Parallel Graphics), проектов, проинвестированных из-за рубежа (Aelita, частично Cybiko и A4Vision). К области ИТ относятся и некоторые проекты-лидеры по объему привлеченных инвестиций (табл. 22), причем программистская «начинка» составляет существенную часть решений Cybiko и A4Vision, где результатом являются hardware-продукты.

    За последние годы наиболее привлекательные для венчурного капитала проекты приходились на следующие направления: интернет-проекты, производство компьютерных игр, компании с уже сложившимся бизнесом в различных направлениях.

    Наряду с крупными венчурными проектами, инвестиции в которые получили широкую огласку, в России имеется достаточно большое число ИТ-старт-апов, венчурные инвестиции в которые не разглашались или не попали в поле зрения аналитиков в силу их небольших размеров (например, инвестиции от бизнес-ангелов). Таким образом, объем венчурных инвестиций в ИТ, вероятно, в несколько раз больше имеющихся оценок.

    Тем не менее, следует признать, что процесс создания ИТ-старт-апов в России не привел к массовому появлению новых фирм, и крупнейшими точками притяжения специалистов остаются крупные фирмы «со стажем» или же центры иностранных корпораций.

    Одна из областей «захода» прямых и венчурных инвестиций в сектор производства ПО — это покупка уже сложившихся российских компаний для их последующей продажи на волне консолидации отрасли. Сейчас идет активный процесс скупки ИТ-компаний крупными западными и российскими игроками. Например, ООО «Мамба Сервис» было приобретено инвестиционным холдингом «ФИНАМ», а ЗАО «ФОРС СПб» — компанией EPAM Systems. В эту же схему укладывается и покупка известного производителя компьютерных игр Nival Interactive американской Ener1 Group в 2005 году. В случае, если проект покупается западным инвестором (и оценивается им как рискованный актив), или же покупается инвестором для последующей перепродажи, вполне уместно говорить о венчурном характере сделки. Пример — покупка доли в компании Rexsof .

    Rexsoft — крупная по российским меркам компания-разработчик ПО (в т. ч. по аутсорсинговой модели) в 2005 году сумела привлечь венчурные инвестиции финско-эстонского венчурного фонда Martinson Trigon Venture Partners. В результате проведения допэмиссии акций в руках фонда оказалось 25–30 % акций «Рексофта», а сумма сделки составила 2 млн долл. Небольшая сумма, за которую продан пакет столь крупной и успешной компании, вероятно, связана с тем, что компания имеет некоторую долговую нагрузку.

    На российском ИТ-рынке «Рексофт» стала первой российской компанией, заработавшей значительные деньги на продаже интернет-сайта — он-лайнового магазина «Озон», за контрольный пакет которого «Рексофт» в 2000 году выручила 1,5 млн долл. В портфеле «Рексофта» — как заказные программы, так и собственные конечные продукты — система автоматизации гостиниц «Эдельвейс» (продана американскому интегратору Sof brands и ныне насчитывает свыше 800 инсталляций по всему миру), система интернет-платежей Assist, биллинговая платформа для операторов связи «Барсум». Целевая направленность средств венчурных инвесторов — увеличение штата разработчиков и продвижение продукции за рубежом.

    Венчурный фонд Martinson Trigon Venture Partners создан летом 2005 года инвестиционным банком Trigon Capital и эстонским предпринимателем Алланом Мартинсоном. Аллан Мартинсон — основатель информационного агентства Baltic News Service и компании MicroLink — лидера ИТ-рынка трех балтийских стран. Средства фонда состоят из инвестиций частных лиц из Северной Европы.

    Сделка «Рексофта» и Martinson Trigon Venture Partners по своему типу больше тяготеет к private equity, чем собственно к венчуру, когда приобретаются уже устоявшие бизнесы компании early stage и expansion, и основной акцент делается на наличие эффективной команды, а не на «прорывную» технологию.

    Еще одна значимая сделка — покупка зарубежными венчурными инвесторами компании SW-Sof .

    SW-Soft — новосибирская компания, специализирующаяся на производстве ПО для серверов хостинг-провайдеров и дата-центров предприятий в 100 странах мира, в 2005 году получила инвестиции от американских венчурных фондов Insight Venture Partners, Bessemer Venture Partners. По данным журнала «Эксперт», объем инвестиций фонда Insight составит 12,4 млн долл.

    SearchInform — в апреле 2006 года стало известно о еще одном приходе «венчурных» денег в достаточно крупную софтверную компанию. «СофтИнформ», разработчик корпоративного и интернет-ориентированного поискового ПО, объявила о привлечении инвестиций от венчурного фонда ABRT. Система полнотекстового поиска SearchInform, лежащая в основе этой технологии, позиционируется в первую очередь как корпоративный инструмент поиска информации в локальных сетях предприятий, информационных системах, СУБД, CRM-системах и т. д. SearchInform имеет высокую скорость обработки запросов и производит поиск практически в любых объемах данных. Важным преимуществом данной технологии является консолидация информации из различных источников. Хотя «СофтИнформ» по месту регистрации — российская компания, основной ее офис находится в Минске, и привлеченные инвестиции — один из первых прецедентов венчурных вложений на территории Белоруссии. Одним из основных направлений инвестиционных затрат станет выход на рынок корпоративных поисковых систем в Европе и США.

    Венчурный фонд ABRT был создан Ратмиром Тимашевым и Андреем Бароновым, создавшими свой старт-ап Aelita, который затем вырос в крупную компанию и был продан фирме Quest Sof ware за 115 млн долл. Часть вырученных средств составляет значительный объем commitments фонда ABRT. Наиболее перспективным объектом для инвестиций на рынке корпоративных поисковых систем фондом была признана компания «СофтИнформ» с проектом SearchInform. Инвестор Ратмир Тимашев и руководитель «СофтИнформ» Лев Матвеев поделили не только компанию, но и управление. В частности, Р. Тимашев будет заниматься развитием бизнеса компании в США, а Л. Матвеев — в СНГ. Европейские дела совладельцы планируют вести совместно.

    В качестве кейса развития в российских условиях старт-апа в области производства ПО рассмотрим пример компании ABBYY Software House [32, 69]. Он очень отличается от схемы классического венчурного старт-апа — до получения крупных инвестиций прошло 10 лет (!). Вместе с тем именно эта история отражает реальный процесс становления ИТ-компании «с нуля», когда предпринимательство в целом (а не только ИТ-бизнес) в стране лишь зарождалось, а затем пережило кризис 1998 года. Уже в начале 2000-х годов стали появляться старт-апы, сумевшие собрать большие объемы венчурных инвестиций в быстрые сроки. Это прежде всего компании Cybiko (тоже созданная Д. Яном) и A4Vision (создатели — два студента МГТУ).

    Несмотря на имеющиеся успехи, прецедентов привлечения инвестиций в старт-ап пока не так много, и получение инвестиций на стадиях early stage и expansion — более типичная картина даже для сектора ПО. Это обстоятельство делает опыт ABBYY актуальным и сейчас.

    ABBYY Software House. Проект ABBYY был создан в 1989 году Давидом Яном (тогда еще студентом) и Александром Москалевым. Изначально компания называлась Bit Software. Основатели планировали за 2 месяца (в период летних каникул) написать электронный словарь и уже к осени иметь первые продажи. Был найден и инвестор. Им стал один из центров научно-технического творчества молодежи, одолживший 100 долл. За исключением денег НТТМ и средств отца Давида Яна другие средства не привлекались. Впрочем, эта схема вполне укладывается в «посевное» финансирование.

    Данный проект можно назвать лишь относительно удавшимся — первые продажи начались через 9 месяцев, по цене равной примерно половине намеченной. Тем не менее, даже в тех условиях Ян сумел заработать около 200 своих стипендий. По мнению Сергея Андреева, менеджера, пришедшего в компанию в 1991 году на должность коммерческого директора, «мы руководили учеными, которые экспериментируют. Только в науке отрицательный результат — тоже результат, а в бизнесе нужно постоянно улучшать продукт».

    После первых продаж было решено диверсифицировать бизнес и создать новый продукт — постраничный переводчик с языка на язык, так как клиентам был нужен перевод не отдельных слов, а текста в целом. Предложенное ABBYY решение Lingvo System объединило 4 различные программы, 3 из которых были написаны сторонними компаниями. Хотя качество перевода было далеко от идеального, спрос на подобные решения был огромен.

    Существенно осложняло дело распространение «пиратских» копий. Ответом на это стала игра «на опережение», т. е. быстрое расширение словаря и постоянный выпуск новых версий. В то же время, по мнению Яна, нелегальный рынок и пиратство «сделали» всю работу по распространению бренда в России и стали своеобразным катализатором, расширив долю ABBYY Lingvo до 60 % всего рынка электронных словарей. Хорошим рынком стало обслуживание корпоративных клиентов, которые сразу ориентировались на легальные закупки.

    Более совершенной стратегией стал метод «Try and Buy», когда при попытке взлома система вела себя так, как будто бы ее действительно взломали, а через некоторое время предлагала купить легальную копию. После 2000 года ситуация стала меняться в пользу производителей из-за резкого спада цен на легальное ПО.

    В 1992 году в компании было уже 30 человек. Было решено диверсифицировать бизнес и «собственными силами» написать модуль оптического распознавания текста, что являлось задачей более высокого уровня технической сложности. В 1993 году продукт FineReader был готов. Эта программа стала первым подобным Windows-приложением, и ее не требовалось учить работать с каждым новым шрифтом. В группу разработчиков входили лучшие ученые России, занимающиеся данной проблематикой. Затем была разработана английская версия Fine Reader, и в 1997 году был открыт офис в США. Bit Software была переименована в ABBYY Lingvo. К 1998 году уже больше половины оборота ABBYY приходилось на долю зарубежных продаж.

    Особого внимания заслуживает стратегия ABBYY в США. Затраты на брендинг там были очень большими и почти неподъемными для компании. Было принято решение о дозированных и узкоцелевых затратах на брендинг, сделана ставка на сотрудничество с крупными и известными компаниями.

    В 2004 году FineReader занимал второе место в мире на рынке приложений подобного назначения (первое место — компания Scansoft, дочерняя компания Xerox) — на него приходилось 25 % всего рынка и первое место в Европе. В течение 10 лет прибыль шла на развитие, и дивиденды основателям не выплачивались. Это было частью стратегии — предполагалось, что основатели компании должны остаться ее основными совладельцами. В 2005 году совладельцами компании являлся 21 человек, из которых 18 стояли у ее истоков, а работников в компании насчитывалось более 400.

    С превращением ABBYY в достаточно крупную и серьезную компанию ее инвестором стал венчурный фонд Mint Capital. Приход инвестиций ускорил экспансию ABBYY на мировом рынке.

    «Элекснет». Вложение Mint Capital в компанию «Элекснет» — одного из основных игроков на рынке приема платежей через терминалы самообслуживания, объемом 10 млн долл., состоялось в 2006 году. Группа компаний «Элекснет» основана в 2000 году. На сегодняшний день у «Элекснет» — более 1200 терминалов в крупнейших торговых сетях, развлекательных центрах, железнодорожных вокзалах и АЗС. К системе дистанционного обслуживание подключены банкоматы многих крупных коммерческих банков. Терминалы «Элекснета» обеспечивают оплату мобильной связи, гашение потребительских кредитов и перевод средств через пластиковые карты Visa. Инвесторы планируют получить доход в кратчайшие сроки, поскольку этот рынок растет как минимум на 40 % в год. По мнению представителей «Элекснета», цель венчурных денег — расширение сети приема платежей, особенно в регионах, и разработка новых технических решений.

    Осенью 2006 года «Элекснет» получила дополнительный объем инвестиций. Инвестиционная компания Benchmark Capital Europe выкупила допэмиссию акций «Элекснета» за 2 млн долл., получив одно место в совете директоров. Benchmark Capital — один из крупнейших венчурных фондов с активами более 3 млрд долл., на счету которого — вложение в eBay и ряд других платежных систем. По словам менеджеров проекта, привлечь крупнейшего венчурного инвестора помогла дружба Mint Capital со шведскими менеджерами европейского подразделения Benchmark Capital. Benchmark Capital долго присматривалась к российскому рынку и нашла практически идеальный вариант — небольшую по объему инвестицию с умеренным уровнем риска. «Элекснет», в свою очередь, очень рассчитывает на то, что Benchmark Capital привнесет в проект не только деньги, но новые технологии и знания о рынках.

    11.3. Инвестиции в интернет-компании (в т. ч. кейс «Яндекс»)

    Одним из немногих технологических секторов, на становление которого оказали значительное влияние прямые и венчурные инвестиции, стал интернет-бизнес. Как и во всем мире, пик инвестиций в «Рунет» пришелся на 1999–2001 годы, причем спад, по сравнению с развитыми странами, начался с некоторым запозданием. Именно тогда российские интернет-порталы: Rambler, Yandex, Mail.ru и многие другие сумели превратиться в крупные компании.

    Видное место в финансировании российского Интернета заняла компания ru-Net Holdings, созданная в 2000 году группой западных и российских инвесторов с целью венчурного инвестирования в лидирующие российские компании рынка информационных технологий и интернет-бизнеса. Ею было вложено свыше 30 млн долл. в такие проекты, как поисковая машина «Яндекс», интернет-магазин «Озон» — крупнейший оператор электронной коммерции в России, группа компаний TopS BI — один из ведущих системных интеграторов в России и СНГ. Среди инвесторов ru-Net Holdings — институциональные инвесторы и фонды, включая Baring Vostok Capital Partners, Rex Capital, IFC, Intel Capital, UFG и др. О серьезности этого проекта свидетельствует тот факт, что даже в период спада, в 2003 году ru-Net Holdings привлек 10 млн долл. инвестиций от группы инвесторов, включающей IFC и Intel Capital, хотя из-за рыночной конъюнктуры большая часть инвестиций пошла не в Интернет, а в системный интегратор TopS BI.

    Путь компании «Яндекс» от старт-апа до крупной интернет-компании — одна из наиболее ярких «историй успеха» в секторе «Рунета».

    «Яндекс». Проект начался с научного интереса основателя «Яндекса» — Аркадия Воложа к области обработки больших объемов данных, чем он и занимался в студенческие годы. После 1988 года Волож стал соучредителем одного из первых кооперативов, закупающего сельхозтовары и поставляющего их по бартеру за рубеж в обмен на персональные компьютеры. Этот бизнес перерос в фирму CompTek, поставляющую компьютеры в СССР, а затем и в Россию. Параллельно в русле своих научных интересов Аркадий Волож совместно с Аркадием Борковским, специалистом по компьютерной лингвистике, основывают компанию «Аркадия», продуктом которой стал классификатор изобретений для Института патентной информации, различных НИИ и организаций, занимающихся патентоведением. В то время в компании работало порядка 10 человек, и, по словам Воложа, «все писали у него на кухне». Это был типичный инновационный старт-ап.

    Дела «Аркадии» выглядели скромно на фоне успеха CompTek, бизнес которой в начале 1990-х годов существенно вырос на фоне взрывного роста спроса на компьютеры и оргтехнику. «Аркадия» стала одним из отделов CompTek, поскольку у ее основателей осталось желание развивать созданные технологии поиска и индексирования больших массивов данных. В самой CompTek началась диверсификация бизнеса. Некоторое время специалисты CompTek занимались цифровым изданием — были изданы цифровая версия Библии и академические издания классиков литературы (последнее — по заказу Института мировой литературы).

    Собственно «Яндекс» зародился в исследовательской группе CompTek с приходом туда Ильи Сегаловича и установлением контактов с Институтом проблем передачи информации и подключением CompTek к Интернету (в 1995 году). Первоначальным намерением было продемонстрировать имеющиеся поисковые технологии на материале тогда еще небольшого по объему российского Интернета. В 1997 году была готова окончательная версия поисковой машины.

    К 1999 году «Яндекс» занимал по популярности 4–5 место среди всех поисковых систем. Конкурентами выступали и выступают Rambler, Aport.ru, поисковые машины List.ru и Mail.ru. Аркадий Волож оставался гендиректором CompTek, который имел позиции одного из основных поставщиков сетевых решений. Поскольку «Яндекс» превратился в самостоятельный проект, было решено отделить его риски от основного бизнеса CompTek и найти для него стратегического инвестора. На фоне начавшегося интернет-бума это было сделать достаточно легко. При поиске инвестора Волож исходил из двух принципов — сохранить за собой контрольный пакет и выручить побольше средств за миноритарную долю, переходившую инвестору.

    В качестве инвестора была найдена инвестиционная компания ru-Net Holdings и группа институциональных инвесторов во главе с фондом Tiger Global. В ходе due diligence «Яндекс» привлек внимание инвесторов прозрачностью бизнеса и четким представлением о своих сильных сторонах — уникальных алгоритмах поиска. На тот момент годовой доход «Яндекса» составлял 70 тыс. долл., а модель интернет-бизнеса, основанная на продаже рекламы, только складывалась. В 2000 году была оформлена сделка, по которой ru-Net Holdings приобрел 35,7 % компании примерно за 5,28 млн долл. В марте 2001 года акционером «Яндекса» стал фонд прямых инвестиций Baring Vostok Capital Partners. Именно инвесторы настояли на том, что одной поисковой машины для проекта недостаточно, и после этого «Яндекс» стал обрастать различными сервисами.

    За прошедшие 6 лет компания претерпела качественные изменения, разросся штат, появились профессиональные менеджеры, атмосфера «семьи»-старт-апа сменилась жесткой структурой с несколькими департаментами. Сейчас в «Яндексе» работают около 300 человек, а EBITDA 2005 года превысила 20 млн долл. (рис. 30).


    Рис. 30. Рост EBITDA «Яндекса» при участии Baring Vostok Capital Partners
    Источник: Baring Vostok Capital Partners.

    «Яндекс» — первая из российских поисковых систем, сделавшая своим доходом контекстную рекламу. В России «Яндекс» — практически монополист контекстной рекламы, и его доходы в 2005 году составили 35,6 млн долл., из которых 80 % приходится на контекстную рекламу.

    Контекстная реклама — режим поиска, при котором рядом с найденной информацией высвечивается список компаний, предлагающих товары и услуги, соответствующие словам в поисковом запросе. По этому же принципу работает и Google.

    Апорт.ru. С поиском в Интернете связана история успешного выхода из российского проекта, ставшая классическим примером получения венчурным инвестором сверхбольшой прибыли. Поисковая система «Апорт» создана в 1997 году компанией «Агама». На волне интернет-бума «Апорт» был одним из самых популярных поисковиков «Рунета». В ноябре 1998 года систему «Апорт» приобрел за 45 000 долл. израильский бизнес-ангел Джозеф Авчук, а в июле 2000 года его пакет акций в «Апорт» купила за 25 млн долл. компания Golden Telecom. Это демонстрирует, насколько доходным может быть вложение в технологию в «правильное время». Время показало, что продажа компании «Апорт» стала верным шагом, поскольку в 2005–2006 годах «Апорт» под действием конкуренции переживает не лучшие времена.

    «ФИНАМ». В конце 2005 года инвестиционная группа «ФИНАМ» создала ЗПИФ особо рисковых (венчурных) инвестиций «ФИНАМ-Информационные технологии», ориентированный на вложения в ИТ, в частности в интернет-бизнес. На момент создания этого фонда «ФИНАМу» уже принадлежали приобретенные на свои и клиентские деньги сервис знакомств «Мамба», поисковые машины «Бегун» и «Новотека», агентство e-generator и платежная система «Мани-мейл». Кроме того, «ФИНАМ» является и ведущим интернет-брокером. Новые покупки «ФИНАМа» в ИТ-сфере будут идти из средств ЗПИФа. Таким образом, ИТ вошло в сферу интересов отечественных инвестиционных групп, ранее имевших достаточно консервативную стратегию.

    11.4. Инвестиции в игровой сектор (в т. ч. кейсы Cybiko, Nival)

    Еще одним «полюсом» венчурных инвестиций в России является бурно растущий сектор компьютерных игр. Первый проект подобного рода — компания Cybiko, которая входит в тройку лидеров по объемам венчурных инвестиций.

    Cybiko. Компания представляла собой следующий после ABBYY проект Давида Яна. Cybiko создавался по правилам классического венчурного бизнеса — с ориентацией на бурный рост hi-tech сегмента и с привлечением консорциума венчурных инвесторов. Компания ориентировалась в первую очередь на рынки развитых стран — США, Европы, Японии, а эпоха становления бизнеса пришлась на ИТ-бум, которому она была во многом обязана столь большим объемом инвестиций.

    Компания была создана в конце 1990-х годов. Продукция Cybiko представляла собой игровое устройство — мини-компьютер с жидкокристаллическим экраном, «изюминка» которого состояла в возможности общаться с обладателями других подобных устройств по радиосети. В 1999 году были готовы три устройства-прототипа. Компания разработала уникальный радиопротокол, на основе которого до 3000 устройств могли сами объединяться в сети без базовых станций или других промежуточных средств. Была предусмотрена возможность скачивания новых игр по Интернету. Целевой аудиторией Cybiko стали американские тинейджеры.

    Идея создания Cybiko пришла к Давиду Яну в больнице, когда он подумал, что неплохо было бы иметь беспроводное портативное устройство, помогающее искать «себе подобных» в определенном радиусе. Такая технология получила название presence management.

    В проекте было занято более 100 российских специалистов (программирование), а сами устройства производились на Тайване. Компания была зарегистрирована в штате Делавэр (США) с наиболее мягким налоговым режимом. Разработка была выполнена за полгода, хотя, по мнению специалистов, в США на нее бы ушло не менее двух с половиной лет.

    Устройство было запущено в производство без участия крупных инвесторов с привлечением средств бизнес-ангелов. В следующем 2000 году было изготовлено уже 500 тыс. игровых устройств. Продукт стал бестселлером на Нью-Йоркской ярмарке игрушек, газеты уже писали о Cybiko-мании.

    Первый раунд венчурных инвестиций состоялся в сентябре 2000 года. Информация по сделке не была раскрыта полностью, но известно, что наиболее ярким участником сделки был America Online (AOL). Знакомство с AOL произошло через Йоси Варди, создателя ICQ. Официальных данных по сумме сделки также нет, однако, по информации из прессы, наиболее вероятным выглядит получение AOL около 20 % акций Cybiko за сумму порядка 30 млн долл. В консорциуме также участвовал Леонид Рожецкин («ЛВ Финанс»).

    Заявленная сумма инвестиций второго раунда составляла 16 млн долл. Из них 5 млн долл. приходились на крупный венчурный фонд — Sun Capital Partners. Другими членами консорциума, по данным газеты «Ведомости», были Vesta Capital Partners (родственный Sun Capital Partners венчурный фонд, зарегистрированный в Лондоне), инвестиционный фонд США–Россия, фонд Transcontinental Mobile Investments (структура, близкая к компании «ЛВ Финанс»). Случай Cybiko стал первым прецедентом столь больших венчурных инвестиций в технологическую компанию с преобладанием российских разработчиков. Венчурные вложения предназначались для второго поколения устройств — с меньшим размером и цветным экраном.

    По словам Д. Яна, в производственном процессе был необходим заказ компонентов заранее, иногда за полгода, и для того, чтобы нужные компоненты появлялись в «нужное время», требовалось большое количество оборотного капитала. Поэтому часть венчурных инвестиций предназначалась именно на поддержание оборотных средств.

    Местом штаб-квартиры компании был выбран Блумингдейл (штат Иллинойс), однако вся разработка велась в Москве. В начале исполнения проекта его российское происхождение не афишировалось.

    Несмотря на столь успешное начало, в 2001 году проект постиг ряд маркетинговых неудач: в ходе рекламной кампании потребителям была недостаточно хорошо преподнесена «изюминка» нового проекта — возможность связи с близлежащими устройствами. Доходило до того, что в магазинах не понимали, в какой раздел ставить устройства Cybiko — к карманным компьютерам или радиостанциям. В результате наступил быстрый спад продаж, усугубленный интернет-кризисом 2001 года.

    Из-за неудачи Ян оставил руководство проектом, компания была разделена на четыре фирмы для распродажи активов. Игровое подразделение было куплено французской фирмой In-Fusio, занимающейся разработкой игр для мобильных телефонов.

    Несмотря на неудачу, Cybiko стала первым примером, показавшим, что команда российских разработчиков может стать «своей» в транснациональном венчурном сообществе. При этом в случае игры «по правилам» российский проект может привлечь большие объемы инвестиций. А одним из главных условий, по мнению Яна, является то, что «при общении с инвесторами надо понимать главное: они любят вкладываться не в идею, а в людей. Причем одного человека, автора идеи, естественно, недостаточно. Нужно показать команду». Cybiko стала тем новаторским проектом, в котором угадываются основные черты тенденций игрового рынка последних лет: появление отдельных приставок и развитие многопользовательских ролевых игр. Вероятно, причина столь скромного успеха — в том, что данный проект появился, несколько опережая время.

    Громкий, но вместе с тем недолгий, успех Cybiko стал лишь прологом и «первым шагом» начала присутствия России на рынке игр. Российские компании по производству игр сосредоточиваются на программном обеспечении, а не на производстве игровых устройств, поскольку это связано с меньшими издержками.

    Рынок компьютерных игр и игровых устройств является одним из самых быстрорастущих в сегменте развлечений, и, по данным PricewaterhouseCoopers, в 2004 году его обороты превысили 25 млрд долл., а к 2008 году эта цифра увеличится в два раза. В США сегмент компьютерных игр по оборотам более чем в полтора раза обогнал киноиндустрию. Причины тому — агрессивный маркетинг игровых консолей, растущее качество игр и постепенный рост интереса к ним со стороны взрослых (в ущерб телевидению). Доля взрослых среди игроков — уже более 2/3.

    В настоящее время уже можно с уверенностью говорить о том, что доминировать будут игры не для ПК, а для специальных игровых приставок, поскольку последние лучше приспособлены для игрового процесса, имеют более простое управление и повышенные звуковые и графические возможности, что делает их дороже, чем ПК. Не исключено, что дорогие консоли нового поколения будут продаваться в убыток, тогда как основные доходы фирмы будут получать от продажи игр (по этой модели продаются принтеры и бритвы). Игры, в свою очередь, будут жестко привязаны к определенному типу консоли, что противоречит концепции совместимости, принятой в других секторах ИТ-бизнеса. При такой организации бизнеса разработчикам передаются лицензионные права на создание игр для той или иной консоли. По этим причинам ассортимент компьютерных игр снижается в пользу улучшения качества и развития уже созданных. Это влечет к затратам на производство игры порядка 7–10 млн долл. Тем самым пробиться на этот рынок новым разработчикам становится с каждым годом все сложнее.

    Обычно в разработке участвует несколько фирм, и фирма-издатель заказывает разработчикам части в обмен на роялти (20–25 %). Производство ведется на деньги издателя. Если прибыль издателя не покрывает его расходов, роялти не выплачиваются.

    В России пока еще доминируют игры для ПК, и на него ориентировано большинство российских фирм. В будущем вероятна консолидация большинства из них в 5–7 компаний. Российский рынок игр для ПК переживает бурный рост, причем не последнюю роль играет сокращение масштабов пиратства, из-за того что разработчики снижают цены на лицензионные копии.

    В 2005–2006 годах начался процесс скупки крупнейших производителей игр венчурными фондами, преимущественно иностранными, а также инвестиций в новые проекты:

    • контрольный пакет Nival Interactive достался американскому холдингу Ener1 Group (около 10 млн долл.);
    • инвестиционная компания «ФИНАМ» и private equity фонд Norum приобрели 52,9 % акций издательства «Бука» (порядка 8 млн долл.);
    • 30 % компании «Акелла» продано private equity фонду Quadriga Capital Russia и венчурному фонду Intel Capital (порядка 3–5 млн долл.);
    • пакет акций G5 Holdings, включающий в себя G5 Mobile и G5 Sof ware, продан необъявленным скандинавским инвесторам;
    • в разработку многопользовательской ролевой игры W.E.L.L. online российской компанией Sibilant Interactive 3 группы инвесторов планируют вложить 1,9 млн долл. через кипрскую компанию Reveality Soft.

    Таким образом, наряду с интернет-проектами компьютерные игры стали одной из немногих технологических областей, где активны как венчурные, так и крупные private equity фонды. «Акелла» и «Бука» сами являются крупными издательствами (по 12 % российского рынка в начале 2006 года), тогда как Nival Interactive продает значительную часть своей продукции другим издательствам (доля продуктов под брендом Nival — 5 %). Компания G5 Holdings специализируется на разработке мобильных и он-лайновых игр.

    Nival Interactive. [49, 58] Компания игровой индустрии, основанная Сергеем Орловским в 1996 году. Еще в студенческие годы, учась на ВМК МГУ, Орловский сотрудничал с разработчиками и издателями компьютерных игр. Затем была создана компания Nival — типичный старт-ап, первой игрой которого стали «Аллоды» (первые 0,25 млн долл. были предоставлены компанией «Бука» на создание «Аллодов»). Тогда в Nival работало всего 6 человек. Хотя данная игра разошлась тиражом 100 000 копий, компании Nival она принесла убытки. Одна из причин — преобладание пиратских копий в России в то время. Команда Nival не совсем правильно рассчитала структуру доходов/расходов, и на продолжение работы пришлось занимать деньги и рискнуть квартирой.

    Тем не менее, все окончилось удачно и завершение «Аллодов» помогло Орловскому выйти на следующий проект. В 1997 году Орловский поехал на Международную конференцию разработчиков игр в Санта-Клару, и там объехал большинство издателей. В результате компания Strategic Simulations, Inc согласилась издать продолжение «Аллодов», однако у нее начались финансовые проблемы, и издателем «Аллодов-2», более известных как Rage of Mages, стала фирма Monolith Productions, что принесло Nival прибыль в размере 0,3 млн долл.. После этого компания получила серьезную известность как разработчик игр.

    Прорывом Nival стала стратегическая игра «Блицкриг» на тему Второй мировой войны. За рубежом игра издавалась немецкой CDV Software Entertainment, а в России — «1С». Тираж «Блицкрига» — 1,5 млн копий, и его успех ознаменовал качественный перелом в жизни компании и обозначил переход к новым задачам. Во-первых, достигнутый успех требовалось «конвертировать» в устойчивое финансовое развитие. А во-вторых, в связи с общим ростом уровня жизни в России резко повысились зарплаты программистов и, следовательно, выросли издержки. Если раньше зарплата составляла 300–400 долл., то сейчас — это 1200–2000 долл.

    В компании проведены структурные реформы — задокументирован процесс создания игр, реорганизованы отделы. По мнению большинства специалистов, Орловский ушел дальше всех в процессе отлаживания производства, тогда как большинство российских фирм-разработчиков по-прежнему остается небольшими командами, любящими сверхсложные, но небольшие по объему задачи.

    Хитом от Nival стала игра Heroes of Might and Magic V. Бешеная популярность первых версий игры потребовала выпуска новых версий, и третью и четвертую версию выпускала корпорация 3DO, купившая New World Computing. Права на новые версии Heroes of Might and Magic у 3DO за 1,3 млн долл. выкупила французская Ubisof . Орловский, к тому времени автор нескольких стратегических игр, предложил фирме Ubisof свою технологию, позволяющую выпустить объемный вариант Heroes of Might and Magic. Услуги Nival были дешевы — порядка 3 млн долл., и контракт был заключен (по сравнению с 10 млн долл. на Западе). К 2006 году было продано более 1 млн копий, а игра вошла в пятерку самых продаваемых на территории США.

    В связи с ростом рынка консольных игр Орловский самостоятельно сделал несколько попыток создания проектов под приставки, ориентированные на мировой рынок. Все эти проекты были закрыты, поскольку было ясно, что американские издатели готовы давать деньги только «своим» студиям. Поэтому было решено сделать ставку на инвестора. Орловскому неоднократно поступали предложения о продаже компании. Условия фонда Ener1 Group показались ему самыми выгодными. Переговоры с инвестором шли около двух месяцев. Был проведен due diligence трех типов — финансовый, правовой и технологический. Важным фактором принятия положительного решения стала хорошая организация производственного процесса в Nival, а также тот факт, что компания, возникшая с нуля, смогла выйти на существенную прибыльность. По оценкам ИК «ФИНАМ», в 2005 году Nival заработал 5 млн долл. На момент продажи в компании работало 140 человек.

    По мнению Сергея Орловского, нахождение именно венчурного инвестора — оптимальная схема. В случае продажи издателю Nival превратился бы в одну из студий, всю жизнь разрабатывающей определенный класс игр, а принятие решений оставалось бы у издателя. А работать напрямую с рынком, на его взгляд, гораздо интереснее.

    Фонд Ener1 Group организован как холдинг инновационных компаний самого широкого профиля. С 2003 года его совладельцем стала японская корпорация Itochu. Холдингу Ener1 Group требовался базовый актив — разработчик игр, чья продукция успешно продается в Европе, Азии и США. Такой компанией и стал Nival. Itochu, в свою очередь, откроет компании Nival более широкий доступ на самый перспективный рынок видеоигр — японский.

    Сделка по продаже доли Nival американскому фонду Ener1 Group стала первым после Cybiko крупным приобретением венчурным инвестором российского разработчика в секторе игр (правда, это приобретение на значительно более поздней стадии). В результате в обмен на контрольный пакет Ener1 Group учредила международную корпорацию Nival, Inc со штаб-квартирой во Флориде. Основными рынками по новой корпоративной стратегии станут США, Европа и Япония. В рамках Nival, Inc в отдельные направления будут выделены разработка игр для компьютеров, мобильных телефонов, консолей. Последние два станут ведущими. В скором времени намечается покупка российского производителя мобильных игр. По мнению Орловского, время продажи было выбрано оптимально, поскольку в отрасли происходит технологический перелом — переход к консольным играм. Специалисты Nival считают, что Россия в области разработки игр на 5 лет опережает Индию и Китай, но ведущие издатели готовятся к серьезному присутствию в последних двух странах, и вполне возможно, что россиянам предстоит жесткая конкуренция с разработчиками из этих стран.

    11.5. Инвестиции в телекоммуникационный сектор

    Так же как производство ПО и системная интеграция, российский телекоммуникационный сектор развивается в рамках общемировых тенденций. Специализация большинства компаний — внедрение в России решений ведущих мировых производителей, ядром предлагаемых продуктов и услуг являются технологии транснациональных корпораций (хотя имеется и ряд российских решений).

    Отрасль телекоммуникаций — это область больших компаний, где решающую роль играет возможность быстро построить сеть из наибольшего числа абонентов. Чем с большим количеством других абонентов может соединиться каждый конкретный абонент, тем чаще он будет пользоваться сетью и приносить компаниям прибыль («сетевой эффект»).

    В то же время на ранних стадиях роста нового телекоммуникационного рынка, компании, созданные благодаря венчурным вложениям и вовремя «перехваченные» индустрией private equity, могут захватить серьезную долю рынка. Кроме того, нишей для венчурных старт-апов является производство отдельных технологических решений и оборудования для телекоммуникационного сектора.

    В России основная часть телекоммуникационных сделок приходится на сделки очень крупного размера и поздних стадий. Тем не менее, некоторые из них включены в настоящий обзор, поскольку тяготеют к формату private equity, находятся в сфере интересов инвестиционных фондов, а также проясняют тот «фон», на котором осуществляются венчурные вложения в небольшие компании.

    В 1990 – начале 2000-х годов точками роста были сотовая связь и появление первых интернет-сетей, охватывающих небольшое число абонентов. Примером прямых и венчурных инвестиций в подобные проекты в России стало вложение в компанию «Вымпелком», владельца бренда «Билайн». Компания была создана предприятиями бывшего Министерства радиопромышленности, а основным источником инвестиций стала американская FGI Wireless (около 14 %). После IPO «Вымпелкома» на NASDAQ, FGI Wireless сумела выгодно реализовать принадлежащий ей пакет. Уточним, что хотя «Вымпелком» не была «классическим» старт-апом, а задумывалась как крупная сеть, американский капитал оценивал любые прямые инвестиции в Россию как венчурные в связи со значительным страховым риском.

    Другой крупной компанией, финансируемой за счет фонда прямых инвестиций, является Golden Telecom. Ее специализация — предоставление набора телекоммуникационных и интернет-услуг коммерческим организациям, клиентам с большим объемом трафика, осуществление услуг колл-центра, различные услуги телефонной и сотовой связи. В 1999 году Golden Telecom провела IPO на NASDAQ. Фонд под управлением Baring Vostok Capital Partners приобрел пакет Golden Telecom уже после IPO, в 2001 году. Таким образом, это — сделка очень поздней стадии, даже на фоне других проектов Baring Vostok. Другими основными акционерами Golden Telecom являются Altimo, управляющая телекоммуникационными активами «Альфа-групп» (29 %), норвежский Telenor (20 %), «Ростелеком» (11 %), ЕБРР.

    Сейчас Россия переживает второй интернет-бум, его основная область — расширение охвата Интернетом населенных пунктов, прежде всего больших городов. Одна из основных «точек роста» — доступ в Интернет с «широкой» полосой (со скоростью от 128 Кбит в секунду и выше). В конце 2005 года широкополосный доступ в России имели лишь 2 % из домохозяйств, имеющих интернет-доступ. В настоящее время спрос на него растет, и поэтому на рынке наблюдается большой объем инвестиций, в т. ч. и в беспроводной доступ Wi-Fi, pre-WiMax и WiMax.

    Венчурные фонды, фонды прямых инвестиций и другие категории инвесторов активно работают на этом направлении. Специальную программу поддержки развития проводного и беспроводного доступа в Интернет в России имеет фонд Intel Capital, поскольку именно продукция Intel — сердцевина многих технологических решений в этих областях.

    Особенно интенсивно растет рынок беспроводного доступа, увеличение которого в России за первое полугодие 2006 года составило 61 %. Прямые и венчурные инвестиции активно идут в данный сектор: вложение фонда Norum в Wi-Fi компанию «Таском».

    Идея создания в России беспроводных сетей стандарта WiMax, позволяющих оказывать любые услуги — от телефонии до высокоскоростного доступа в Интернет и видеоконференцсвязи, — становится все более популярной в бизнес-среде. Осенью 2004 года о построении таких сетей в 45 регионах России за 10 млн долл. объявила московская компания «Медиасети». В 2005 году планы развертывания сетей WiMax представили АСВТ и «Комстар — Объединенные телесистемы». Компания «Энфорта» — серьезный проект в этой области, осуществляемый фондами прямых инвестиций.

    Компания «Энфорта», работающая в области WiMax-стандарта интернет-связи, в 2005–2006 годах получила порядка 50 млн долл. инвестиций от фондов Baring Vostok Capital Partners и японской инвестиционной компании Sumitomo. В начале единственным инвестором предполагался Sumitomo (c долей 50 %), но затем, когда стало ясно, что издержки бизнес-плана выше предполагаемых, к инвестициям был привлечен фонд под управлением Baring Vostok Capital Partners.

    Согласно бизнес-плану, «Энфорта» собирается работать в 28 городах России и развернуть за два года обширную сеть pre-WiMax. Бизнес компании оформлен как российская компания «Престиж-Интернет», «дочка» голландской Enforta. Венчурным инвесторам принадлежит 75 % акций Enforta. В ближайшем будущем планируется предоставление «Престиж-Интернету» кредита на 5 млн долл. по линии ЕБРР.

    Начал «Престиж-Интернет» со строительства сети и запуска в марте 2005 года пилотного проекта в Новосибирске. В 2006 году заработала pre-WiMax-сеть во Владивостоке, Хабаровске, Омске, Новокузнецке, Рязани, а в самом скором времени — ее появление в 14 городах, не включая Москву и Санкт-Петербург. В рамках стратегии компании, пока клиентские терминалы вместе с подключением стоят дороже 400 долл., первоначальной нишей станет обслуживание малого и среднего бизнеса. Через 1,5–2 года услуги WiMax станут доступны и другим слоям населения. На начало 2006 года «Энфорта» обслуживала более 2 тыс. компаний крупного, среднего и малого бизнеса в регионах России.

    Во второй половине 2006 года «Энфорта» приобрела 51 % крупнейшего оператора беспроводного доступа в Москве и Санкт-Петербурге — Art Communications, что выводит ее в лидеры на российском рынке беспроводного Интернета, ее доля на российском рынке вырастет с 6 до 11 %.

    В качестве основного оборудования сеть «Энфорта» использует технические средства производства компании Alvarion (Израиль) и Infonet Wireless (Россия), которая также финансировалась Baring Vostok Capital Partners совместно с Intel Capital.

    Infonet Wireless — российская компания, производящая оборудование для беспроводных систем связи, финансируется инвестиционными фондами под управлением Baring Vostok Capital Partners, Intel Capital и Russia Now. Бизнес Infоnet Wireless, так же как и Yandex, был основан А. Воложем и «отпочковался» от компании CompTek. По различным источникам, приобретенная доля фондов составляет 30–40 %. Бизнес компании — разработка устройств технологии WiMax, теоретически позволяющих обеспечить широкополосной беспроводной связью целый город при помощи всего нескольких «сот». Эта технология активно продвигается корпорацией Intel, причем Россия может стать локомотивом внедрения WiMax. По соглашению с корпорацией Infоnet Wireless имеет доступ ко всем новейшим разработкам Intel в сфере беспроводных технологий, и в новых устройствах Infоnet Wireless будут использоваться только чипы Intel.

    Активно инвестируется и традиционный, проводной интернет-доступ. Крупнейшей сделкой весны 2006 года стала покупка компании «Корбина Телеком» фондом «Ренова Капитал» совместно с другими инвесторами (консорциум выкупил 100 % акций за 146 млн долл.). Это — очень крупная инвестиционная сделка поздней стадии. Один из основных проектов «Корбины» — создание в Москве оптоволоконной сети. По мнению аналитиков, интерес к рынку домашнего широкополосного доступа сейчас растет, поэтому прямые и даже венчурные инвестиции в этот сектор и слияния/поглощения в нем — вполне закономерное явление, свидетельствующее о его структурировании. В скором времени можно ожидать появления новых крупных игроков, сопоставимых с лидерами рынка — «Центральным телеграфом» и «Корбиной телеком».

    В 2006 году инвестфондом Fairlie Investment приобретены три московских интернет-провайдера широкополосного доступа — «Консул», «Квадра», «Меридиан» с торговой маркой NetByNet (размер сделки, по мнению экспертов, составил 10 млн долл.), что уже является типичной private equity сделкой.

    К концу 2005 года основатель СТС Media Питер Герви приобрел пакеты в двух крупных московских домовых оптоволоконных сетях — «Корвет-Телеком» и «Старнет». По различным оценкам, каждая из компаний обслуживает около 20 тыс. квартир в различных районах города. Доля фирмы Герви Fat Pipe в «Корвет-Телекоме» — 51 %. Планируется инвестировать в эти компании часть денег, заработанных на IPO СТС Media на NASDAQ в начале июня (за 16,38 % акций инвесторы заплатили 345,9 млн долл.).

    Компания «Электро-Ком» сумела в 2004 году привлечь инвестиции от «Русских технологий» и Intel Capital в объеме порядка 4 млн долл. Компанию «Электро-Ком» основали президент «МТУ-Информ» Михаил Айзман и исполнительный директор по странам Восточной Европы и СНГ компании Golden Telecom, вице-президент «Транстелекома» Александр Сандомирский.

    Бизнес «Электро-Кома» — предоставление выхода в Интернет за счет использования домовых электросетей по технологии PLC (Power Line Communications) под торговой маркой «Спарк». Прокладка сетей планируется в Москве и ряде регионов России. Инвестиционные средства вложены в создание сетей в Москве, Рязани, Калуге, Ростове-на-Дону и в некоторых небольших городах Краснодарского края. К 2006 году уже работает сеть примерно из более 200 домов в столичном районе Тушино.

    В основе Power Line Communications лежит использование частотного разделения сигнала, при котором высокоскоростной поток данных разбирается на несколько относительно низкоскоростных потоков. Каждый из них транслируется на отдельной частоте с последующим их объединением в один сигнал. Для организации доступа в Интернет по электросети в квартире клиента располагают специальный контроллер. Еще одно небольшое устройство располагается в распределительном щите дома. Рапространяют технологии по договорам с «Электро-Комом» местные провайдеры интернет-услуг. Сейчас «Электро-Ком» ведет переговоры с рядом провайдеров, В их числе — Golden Telecom, которая, как и «Русские технологии», входит в холдинг «Альфа-Групп».

    Таким образом, развитие телекоммуникаций в России уже сейчас создает отдельные ниши для привлечения венчурного капитала, который готов финансировать продвижение инновационных технологий. Важность телекома еще и в том, что он является точкой соприкосновения крупных инвестиционных фондов и российского технологического сектора.

    В качестве кейса венчурного бизнеса в телекоммуникационной отрасли можно рассмотреть проекты Александра Галицкого, начинавшего в 1990-е годы как реципиент венчурных инвестиций, и затем ставшего бизнес-ангелом и венчурным капиталистом.

    А. Галицкий начал карьеру как преуспевающий ученый-оборонщик в Зеленограде. В 33 года он руководил командой из 1000 с лишним разработчиков в НПО «ЭЛАС», профилем которой была разработка электронной «начинки» для космических систем наблюдения и связи. В 1990-е годы произошло первое знакомство Галицкого с Sun Microsystems — ее представители запомнили технологию Галицкого, позволяющую передавать данные от одного спутника к другому со скоростью 2 Мб/c.

    В 1992 году Галицкий подписал с Sun соглашение о совместной работе (для создания своей компании Галицкий нашел бизнес-ангела), а в 1993 году Sun купила 10 % компании Галицкого «Элвис Плюс» за 1 млн долл. и прислала в Россию 9 тонн оборудования. Вскоре в компании работало уже более 100 человек.

    Профилем «Элвис Плюс» стали компьютерные сети, беспроводная передача данных, информационная безопасность. Компания создала оборудование для беспроводной передачи данных на мегабитных скоростях, став, по сути, разработчиком Wi-Fi. В то время данная технология опережала свое время и была не очень востребована рынком, и поэтому ее покупателем стало правительство США. В России же «Элвис Плюс» до 1995 года был известен как интернет-провайдер. В 1996 году появилось отдельное направление — «Элвис Телеком», 50 % которой приобрел «Вымпелком». В 2004–2005 годах «Элвис Плюс» — по-прежнему лидер в России в области сетевой безопасности с оборотом порядка 100 млн долл. в год.

    В 1994–1996 году «Элвис Плюс» разработал прорывные решения в сегменте сетевой безопасности. Поскольку в качестве основного рынка компании предполагался зарубежный, то было решено создать компанию по «транснациональной» модели. Компания была создана в Нидерландах, как в стране с наиболее либеральным законодательством с точки зрения экспорта технологий. В 1998 году была зарегистрирована компания TrustWorks Systems в области разработки устройств и программ по информационной безопасности. Основным потребителем разработки был финансовый сектор, например, швейцарские банки, которые хотели быть независимыми от США. Инженеры TrustWorks Systems работали в России, тогда как в Европе и США находились менеджеры. Галицкому принадлежало 11 % акций компании, в которой работало около 140 человек. Этот проект финансировался по венчурной схеме: инвесторы вложили более 30 млн долл. Тем не менее, из-за ИТ-кризиса акционеры сочли дальнейшее финансирование нецелесообразным, и TrustWorks в ноябре 2002 года была продана английской группе Hamsard.

    Вместе с выходцами из TrustWorks Systems Галицкий основал российскую компанию в области безопасности S-Terra, а также инвестировал в ряд бизнес-ангельских проектов и в венчурный фонд AVG Holdings BV. В настоящее время Галицкий является президентом Tech Tour, международного форума, где венчурные фонды и инновационные компании могут найти друг друга, а также партнером венчурного фонда «Русские технологии». Александр Галицкий — автор более чем сотни международных публикаций и более чем 30 патентов. Миссия Галицкого — «показать, что российские технологии имеют право на жизнь».

    В заключение общего обзора ИКТ-отрасли перечислим вероятные точки роста сектора ИКТ в ближайшем будущем.

    • Конвергенция различных видов ИТ-услуг. Возможно образование новых секторов и появление новых крупных компаний. В настоящее время идет процесс слияний и поглощений в области контента. Востребованы решения в области мобильного контента, доступ к Интернету и телевидению с сотовых телефонов.
    • Дальнейшая экспансия телекоммуникационных услуг. Расширение охвата пользователей Интернетом, беспроводной широкополосный доступ, развитие цифрового телевидения также создает ниши для развертывания новых проектов.
    • Рынок мультимедийной продукции (прежде всего компьютерных игр) — ожидает новый расцвет из-за роста качества продукции и привлечения за счет этого новых потребителей.
    • Параллельное программирование. В настоящее время это тренд номер один в индустрии, поскольку переход к нему происходит как на микроуровне (многоядерные процессоры), так и на уровне больших систем (создание вычислительных кластеров и суперкомпьютеров). У российских специалистов имеется серьезный задел в данной области. К настоящему моменту единого стандарта параллельного программирования еще не создано.
    • Появление принципиально новых аппаратных средств на базе миниатюризации, нанотехнологий и даже биотехнологий повлечет за собой ряд изменений и в сфере программирования и телекоммуникаций.
    • Безусловно, потенциально выгодной нишей останется и создание «потребительского» ПО и русификация основных решений и прикладных программ.


    Издательство:Издательство «Вершина»
    Год издания:2007
    ISBN:978-5-9626-0310-0
    Объем:320 c.
    Формат:143x204